anor tukaeva

Анор Тукаева 

Директор Благотворительного фонда «Центр возрождения культурного наследия «Крохино»

Девять лет назад студентка магистратуры Высшей школы экономики Анор Тукаева задала себе вопрос, определивший её профессиональный путь на долгие годы вперёд. «Можно ли сделать большой благотворительный проект по сохранению наследия в одиночку, девушке «из ниоткуда»?» В течение одиннадцати лет, без какого-либо стартового опыта в сфере наследия и благотворительности, ей удалось сначала – трансформировать свою боль в действие, а затем начать менять облик пространства. В какой-то момент пришло время меняться самой.

line4737
rect9746

«Вот есть невероятной красоты памятник, и он совершенно точно рухнет». Захотелось сделать хоть что-то, чтобы этого не случилось».

«Меня как фотографа-любителя всегда интересовала история затопленных территорий. Во время встречи с Белозерьем и затопленным храмом-маяком в Крохино моей первой мыслью было: «Вот есть невероятной красоты памятник, и он совершенно точно рухнет». Захотелось сделать хоть что-то, чтобы этого не случилось», – с такой мотивацией, иррациональной и эмоциональной, Анор Тукаева создала благотворительный фонд «Центр возрождения культурного наследия «Крохино». Благодаря усилиям фонда храм Рождества Христова в Крохино, 50 лет простоявший в воде, продолжает рассказывать людям незатопленные истории Белого озера. Вся жизнь, которая тут когда-то была, сплюснулась в одну точку – храм. Только он может задать вопросы: Кто здесь жил? Что здесь произошло, и каковы последствия…

Долгое время «Центр возрождения культурного наследия «Крохино» был фондом одного человека. Конечно, с поддержкой волонтёров: одни делали сайт, другие – помогали в укреплении дамбы
За первый год существования на счёт фонда поступило 500 рублей и ещё много лет оборотные средства фонда не превышали 50-200 тысяч рублей в год. При этом работа не останавливалась, все шесть краудфандинговых проектов под конкретные нужды были успешны. «Мы, например, объявляли сбор средств на геодезические изыскания или аренду толкача для баржи с песком. Часто люди вообще не понимают, о чем речь, но при этом жертвуют деньги. Что такое шпунтовое берегоукрепление, кто в этом разбирается? А мы берём и собираем нужную сумму. Как-то мне даже прислали деньги с комментарием «баржа вместо цветов». Люди включились в человеческую историю, когда нужно за что-то бороться», – рассказывает Анор. Власти запрещали работать на этом объекте. Чтобы разорвать этот замкнутый круг, Анор подавала заявки на участие во всех возможных конкурсах в сфере наследия (и фонд почти всегда выигрывал!). Проект настолько необычный и сложный: храм-маяк, его видно отовсюду с проплывающих мимо кораблей, затопленная деревня Крохино, стёртая с лица земли, когда-то насчитывающая почти 600 жителей. История, которая всех трогала. Плюс, невероятной красоты картинки. Только так можно было подключить к решению проблемы других людей – как-то убедить их, что ради спасения руин нужно, как в самых богатых и продвинутых странах, построить насыпной остров.
line4749
rect9746
По финансовым показателям в 2019 году фонд «Центр возрождения культурного наследия «Крохино» стал самым успешным среди всех организаций, работающих в сфере наследия

2018 год стал во многих смыслах переломным: в поисках выхода из организационного тупика Анор приняла решение учиться: последние средства на счету фонда были «заложены» на оплату обучения в Московской школе профессиональной филантропии. Надо сказать, что судьба была благосклонна к этому отчаянному решению, и буквально через несколько месяцев фонд получил награду Русского географического общества, целевой грант фонда Никиты Михалкова «12», а позже – еще одно пожертвование от компании РЖД. Это был накопленный эффект, предполагает Анор, когда всё начинает складываться. По финансовым показателям в 2019 году фонд «Центр возрождения культурного наследия «Крохино» стал самым успешным среди всех организаций, работающих в сфере наследия.

 

«В Школу филантропии я пришла с устойчивым синдромом самозванца, – признаётся Анор Тукаева. – В Школе я смогла побороть это чувство ещё и потому, что получила огромный отклик от коллег, преподавателей руководителей МФПШ. Я поняла, что нужно работать над своим сообщением. Для меня учёба в Школе – про обретение собственного голоса и языка. Каждый питчинг я пробовала вкладывать в свои презентации новые сообщения, наблюдала за обратной связью. И это был процесс беспрерывного роста над самой собой! Одно дело, когда тебя поддерживают волонтёры, а другое – когда видишь отклик профессионалов».

rect9746

По финансовым показателям в 2019 году фонд «Центр возрождения культурного наследия «Крохино» стал самым успешным среди всех организаций, работающих в сфере наследия.

line4761
Борьба за сохранение наследия – это не столько попытка уцепиться за старинные стены, сколько борьба за Человека и его будущее в нашей стране

Тема наследия сложна тем, что в ней ничего не делается быстро, нет и не может быть мгновенного эффекта. За год невозможно восстановить исторический объект, просто потому что технологии реставрации/консервации этого не позволят. Еще дольше будет меняться пространство вокруг этого объекта. Это не история, когда утром деньги, а вечером стулья. По словам Анор, борьба за сохранение наследия – это не столько попытка уцепиться за старинные стены, сколько борьба за Человека и его будущее в нашей стране. Многие из нас испытывают боль при виде разрушенных исторических памятников, но не все могут трансформировать отчаяние от ощущения потери в радость. Вопрос с сохранением наследия лечит общество и людей, уверена Анор.


Впереди у фонда не только окончание работ по консервации храма-маяка в Крохино, но и системная работа в этой сфере. Потому что хочется изменений более глобальных, более, чем спасение одного памятника. Анор Тукаева поставила перед собой амбициозную задачу – менять сферу сохранения наследия, формировать этот рынок благотворительности, привлечь внимание людей к прошлому, потому что сохранение памяти, само прошлое – в ДНК людей.

rect9746

Борьба за сохранение наследия – это не столько попытка уцепиться за старинные стены, сколько борьба за Человека и его будущее в нашей стране.

Тема наследия сложна тем, что в ней ничего не делается быстро, нет и не может быть мгновенного эффекта. За год невозможно восстановить исторический объект, просто потому что технологии реставрации/консервации этого не позволят. Еще дольше будет меняться пространство вокруг этого объекта. Это не история, когда утром деньги, а вечером стулья. По словам Анор, борьба за сохранение наследия – это не столько попытка уцепиться за старинные стены, сколько борьба за Человека и его будущее в нашей стране. Многие из нас испытывают боль при виде разрушенных исторических памятников, но не все могут трансформировать отчаяние от ощущения потери в радость. Вопрос с сохранением наследия лечит общество и людей, уверена Анор.

 

Впереди у фонда не только окончание работ по консервации храма-маяка в Крохино, но и системная работа в этой сфере. Потому что хочется изменений более глобальных, более, чем спасение одного памятника. Анор Тукаева поставила перед собой амбициозную задачу – менять сферу сохранения наследия, формировать этот рынок благотворительности, привлечь внимание людей к прошлому, потому что сохранение памяти, само прошлое – в ДНК людей.

line4773